Сначала каждого медвежонка выращивают как младенца держат

Научить быть диким: косолапые

Как леса медведями заселяют

В лесах Тверской области есть ясли. Они самые обыкновенные — только для малышей-медведей. За время их работы с 1995 года выпускниками стало больше двух сотен косолапых. По большому счету, реабилитация медвежат-сирот началась гораздо раньше, когда бывший охотник, а теперь заслуженный эколог России, доктор биологических наук и писатель Валентин Пажетнов вместе с супругой Светланой в 70-х годах начал исследовать поведение медвежат-сирот.

«Валентин Сергеевич заменил медвежатам мать и, выращивая их, наблюдал за их развитием. В результате этой работы стало понятно, что при соблюдении определенных правил выращенные медвежата могут быть возвращены в природу, где они успешно интегрируются и могут выжить без помощи человека», — рассказывает «Чердаку» Людмила Данилова, представитель фонда IFAW, который начал помогать Пажетновым в 1995 году.

Веками наши предки жили бок о бок с медведями: почитали их, наделяли волшебными свойствами и, само собой, боялись. Но при этом про их повадки толком так ничего и не узнали вплоть до 1970-х годов. Тогда Пажетнов начал изучать поведение медвежат, «притворившись своим», и два года, по сути, был членом семьи для нескольких косолапых сирот.

«Например, одним из результатов работы четы Пажетновых стало открытие, что у медведей есть врожденное, инстинктивное поведение строительства берлоги, — раньше считалось, что они учатся у матери-медведицы, залегая с ней в берлогу в конце первого года жизни».

Но самое главное — стало понятно, что при соблюдении определенных правил человек может подготовить медвежат-сирот к самостоятельной жизни в диких условиях и их можно благополучно отпускать на волю. Этим и стали заниматься Пажетновы.

Чаще всего медвежата попадают в «детский сад» зимой или весной. Их или приносят люди, обыкновенно охотники, или о них сообщают в реабилитационный центр, и его сотрудники едут забирать косолапого.

Как правило, медведи появляются на свет с конца декабря по конец января. Раньше медвежата чаще всего попадали к Пажетновым, если их матерей убивали или спугивали из берлоги во время зимней охоты. В 2010 году такую охоту запретили, однако охотники по-прежнему зимой добывают копытных, беспокоя косолапых.

«Медведи в берлоге спят, конечно, больше, чем летом, но не находятся в спячке. А медведица еще и медвежат кормит и ухаживает за ними — чистит, вылизывает. И они очень чутко сидят, все слышат, что происходит на поверхности. Очень часто собаки подходят к берлоге, начинают лаять на нее. Медведица, как правило, сидит в берлоге до последнего. Но потом не выдерживает и убегает. Если медведица убежала из берлоги, то она никогда не возвращается», — говорит Данилова.

При этом, когда медведица весной выходит с медвежатами из берлоги, она защищает детенышей до последнего. Но тут малышей подстерегает другая опасность: в мае начинается период гона, и самцы, преследуя самок, убивают всех, кто находится рядом с ними. Прячась от медведей, детеныши могут потеряться.

«Пока хотя бы один медвежонок следует за матерью, она не понимает, что что-то не так. А остальные в это время уже могут потеряться. И они еще слишком маленькие — самостоятельно не выживут. Питаются они молоком — растительности еще мало. Детеныши быстро теряют силы, выходят к деревням, где пахнет съестным. Когда люди их видят, то чаще всего медвежата уже такие ослабленные, что их можно взять голыми руками, хотя они, естественно, боятся человека», — рассказывает Данилова.

Осиротевшие медвежата погибают без матери: от холода зимой в берлоге или от голода весной. Либо попадают на притравочные станции, где их ждет еще более мучительная смерть. Попасть в центр реабилитации для них — то же самое, что получить путевку в жизнь.

Хищников тоже нянчат

За годы работы каких только медвежат не выхаживали в центре реабилитации. Самые сложные случаи — это, конечно, новорожденные крохи. Обычно они размером с ладонь и весят всего 450 граммов.

«В нашей практике были даже недоношенные медвежата. Когда была охота, медведицу выгоняли из берлоги собаками. И был случай, когда медведица родила на дороге. Этих недоношенных медвежат доставили к нам. Но они погибли. У них еще не была нормально развита кожа и слизистая. Кроме того, было переохлаждение, что привело к воспалению легких», — вспоминает Данилова.

Когда медвежата попадают в центр, их сразу же осматривают в теплом помещении. Самая частая причина гибели новорожденных медведей — пневмония, ее лечат антибиотиками. Очень часто медвежата обезвожены — в таком случае им ставят капельницу или подкожно вводят физраствор. Если у пациентов есть раны, их залечивают.

Порой сами люди добавляют сотрудникам центра проблем: кормят пойманного медвежонка кефиром.

«Этого делать нельзя, потому что у них развивается понос, а это обезвоживание. Медвежат нужно кормить молоком. Но при этом состав медвежьего отличается от коровьего. В коровьем меньше белков и жиров и много сахара. У медведей жиров 25—30%, а в коровьем — 4%. Поэтому в идеале надо кормить чем-то, что ближе по составу к медвежьему молоку: либо добавлять в коровье молоко подсолнечное масло, либо сливки, либо сухое молоко», — объясняет Данилова.

Кстати, в центре медвежат кормят специальным молоком для щенков. И делают это два человека аж шесть раз в день: каждые три часа, и днем, и ночью. Два — потому что в одиночку накормить десяток кричащих и лезущих к маленьких, но медведей — задача не из легких. Закончив кормить последнего, пора будет раздавать обед по второму кругу.

Кормление медвежонка / Источник: youtube.com

Медвежья избушка

Пока медвежата совсем маленькие, их держат в теплом помещении с печкой. Там они сидят в специальных ящиках по два-три косолапых.

«Им вместе теплее, и они спокойнее. Реабилитация одного животного — это очень сложно, в случае медведей — практически невозможно, нужно чтобы их было несколько. Одно животное начинает привыкать к человеку за время кормления. А если их больше одного, то они друг на друге фокусируются», — говорит Данилова.

В возрасте 1,5 -2 месяцев их переводят в другое помещение со специальным «тренажером» — подобием дерева, по которому они могут карабкаться. При этом во всех помещениях свет очень приглушенный, почти как в берлоге.

В середине апреля — начале мая медвежат переводят в избушки, вокруг которых устроены вольеры. Сейчас в центре два вольера площадью 1 га каждый.

«Сначала медвежат помещают в избушку, а потом открывают дверь в вольер. И этот момент очень важный как для медведицы, так и для медвежат. Это момент, когда они друг друга видят в первый раз, потому что в берлоге темно. И важно, что наши медвежата увидят в этот момент. Важно, чтобы они увидели друг друга. Если они увидят человека, то будут думать, что это их мама», — поясняет Данилова.

Первые дни после выпуска в вольер очень важны для самоидентификации медвежат: они должны привыкнуть друг к другу и начать считать себя такими же, как и те, кто их окружает. Затем медвежата сами разделяются на небольшие группы, примерно так, как это происходит в естественной среде: два или три медвежонка и мать. Они гуляют вместе, а во время «обеда» один из группы следит, нет ли опасности. Обычно у таких групп есть свой собственный «язык» — некий набор звуков, которыми они обмениваются между собой.

На прогулке. Фото © IFAW

Первое правило клуба

«Естественно, медвежата маленькие — хочется взять их на ручки, потискать. Но этого делать нельзя», — объясняет Данилова самое сложное в кодексе обращения с медвежатами.

Есть и другие правила. Например, рядом с медведями нельзя разговаривать, а кормят их, надевая одну и ту же одежду. Все, что может связать кормление с человеком, «испортит» медведя, и вместо естественного страха перед людьми он будет к ним выходить.

В вольере медвежата подчас пытаются поиграть с человеком. Увы, такие вольности тоже под запретом. И если медвежонок пытается приблизиться к человеку, нужно отогнать его палочкой, можно даже несильно шлепнуть косолапого по носу, лишь бы он испугался.

Учеба и аттестация

Пожалуй, единственное, чему действительно приходится учить медвежат, — есть из миски. И многим совсем не хочется учиться! Крохотных медвежат кормят в перчатках из соски, не держа на коленях, а положив на стол и придерживая морду. Но когда их переводят в вольер, все они уже должны научиться есть самостоятельно. В это же время к молоку начинают примешивать геркулесовую или гречневую кашу и яйцо как источник белка.

«Сначала медвежата ужасно не хотят есть из мисок, а хотят из сосок, потому что это быстрее. Из мисок они захлебываются, все грязные — в каше. Но делать нечего», — описывает Данилова тяготы медвежьей школы.

А вот охотиться косолапых никто не учит, потому что, как правило, они не охотятся. Медведи-охотники очень редко встречаются в Сибири, и там мать передает детенышам этот навык. Основа рациона косолапого — растительная пища. Несмотря на то что медведи, как и волки, относятся к хищникам, их пищеварительные системы сильно различаются: кишечный тракт волка адаптирован под переваривание животного белка и поэтому короткий, а у медведя он в несколько раз длиннее, чтобы переваривать растительную пищу.

Василий Пажетнов кормит медвежат кашей. Источник: youtube.com

Животный белок медведи получают за счет яиц птиц и, конечно, личинок или насекомых.

Научить медвежат есть ту или иную пищу нельзя. У них есть некое врожденное чувство, что пригодно в пищу, а что нет. Хотя многое они пробуют на зубок, методом проб и ошибок выясняя, какие стебли самые вкусные.

«Выпускной» у медвежат обычно проходит в сентябре-октябре. За месяц до срока и становится ясно, кто из подопечных Пажетновых готов отправиться на волю, а кто останется во второгодниках. «Аттестация» проходит очень просто: медвежат взвешивают и берут у них анализы.

«Если медвежонок недостаточно упитан и весит меньше 22−23 кг, то скорее всего мы их оставим на зиму, чтобы они накопили вес. Если мы их не выпускаем, мы можем кормить их весь октябрь и ноябрь, можно давать более калорийную пищу, чтобы они набрали вес», — говорит Данилова.

Читать также:  Советы начинающим виноградарям как выращивать виноград

Вес для косолапых — главный показатель успеха, ведь за зиму медведь теряет до трети веса. Если медвежонок нагуляет к осени всего 20 кг, то скорее всего он не переживет зимовку.

Кроме того, анализы показывают, здоровы ли подопечные. Если у них не все в порядке, то сотрудники центра оставят их на карантин.

Иногда случается, что «выпускники» центра подходят к деревням и дачам. И если их начинают подкармливать сердобольные жители или они сами находят помойки, то отучить их может быть очень сложно, поэтому их забирают обратно в центр.

«Второгодники» устраивают берлогу под избушкой в вольере. Весной, после выхода из нее, их выпускают в дикую природу во второй раз.

«Доказано, что за время этой зимовки они очень сильно отвыкают от человека, становятся очень пугливыми. При выпуске весной уже не выходят к людям», — подчеркивает Данилова.

«Выпускной» для медведя. Источник: youtube.com

Чтобы не нарушать существующие популяции, медвежат стараются выпускать примерно в тех же местах, где их поймали, но, конечно, вдали от деревней и, по возможности, на охраняемых территориях.

«По дороге к месту выпуска эти бедные медведи сидят в деревянных боксах с вентиляцией, их везут по плохой дороге, для них это мучение. Они кричат. Это их приучает к мысли, что с человеком и машиной лучше не связываться», — рассказывает Данилова.

Если на одной территории была выпущена пара медвежат, то, как правило, на первую зимовку они залегают в берлогу вместе.

«Медведи стремглав бегут в лес. И после выпуска избегают человека. Фактически все случаи, когда они выходят к людям, мы знаем. Эти медведи возвращаются к нам на зимовку. Таких случаев очень мало», — добавляет Данилова.

На Дальнем Востоке

Медвежата-сироты появляются не только в европейской части России. На Дальнем Востоке детеныши гималайского медведя тоже нуждаются в опеке. Сейчас их чаще приносят в Центр реабилитации и реинтродукции тигров и других редких животных, или МРОО «Центр ТИГР». Годовалых детенышей сотрудники центра откармливают и устраивают на зимовку в искусственной берлоге. Весной таких подопечных можно смело выпускать в дикую природу. А вот с медвежатами помладше, которые еще питаются молоком, дела обстоят хуже.

«Для медвежат совсем маленьких (которые еще молочные) работа планируется в несколько этапов: вначале необходимо организовать искусственную берлогу, затем их переводят в большой вольер, где они знакомятся с растительными кормами, и лишь к осени их можно выпускать в дикую природу. Пока в нашем центре мы можем осуществлять работу с медвежатами-подростками, но мы планируем расширяться и построить вольеры для медвежат разного возраста», — сказала «Чердаку» сотрудник Центра реабилитации и реинтродукции тигров и других редких животных Екатерина Блидченко.

Обсуждения

Воспитатели осиротевших медвежат/Семья Пажетновых.

10 сообщений

Семья Пажетновых известна всем биологам мира. 20 лет Пажетновы воспитывают осиротевших медвежат, а затем отпускают их на свободу.

Уже 50 км мы едем по грунтовой дороге. А когда она началась, за спиной остались еще 400 верст. От Москвы до Торопца в Тверской области – асфальт. Дальше начинается царство проселочных дорог, озер, ручьев и непроходимых лесов. Все вместе это называется Западный Валдай.
Двадцать лет назад, когда в деревне Бубоницы появились Пажетновы, жили в ней всего двое. Теперь деревня похожа на процветающий финский хуторок: аккуратные евроизбушки, флюгера, джипы у крылечек. Постоянных жителей – 13 человек, все биологи. На въезде указатель: «Бурый» – указывает одна стрелка в виде медвежьей морды, «Серый» – другая и «Белый» – третья.
Бурый – это Пажетнов-старший, Валентин Сергеевич. Серый – его сын Сергей. Белый – известный исследователь белого медведя Никита Овсянников. Он единственный не-Пажетнов, которому разрешили здесь поселиться. Но застать Никиту непросто: все время пропадает где-то в Арктике.

– Мы с женой Светланой перебрались сюда в 1985 году, – рассказывает Пажетнов-старший. – А заниматься возвращением медвежат в дикую природу начали еще в Центральном лесном заповеднике в соседнем районе. Ныне уже покойному профессору МГУ Леониду Крушинскому рассказали, что я три года жил в тайге в Красноярском крае. И он предложил нам этот эксперимент. Несколько месяцев стажировки на его кафедре – и мы со Светланой знали о медведях всё, что о них было известно.

Тогда наука знала о медведях мало. Кому хочется лезть в берлогу к медведице? А взять и заменить собой медвежатам мать – эта мысль до Крушинского никому в голову не приходила. Считается, что у животных с развитой психикой и сложными социальными отношениями большинство инстинктов – приобретенные. Это одна из причин эволюционного развития заботы о потомстве: не только выпестовать, но и научить. Во всяком случае, развитие без родной матери идет замедленно и «криво». Значит, медвежат всему учит медведица? Пажетновы уверены в другом: главный учитель – инстинкт. В установленный природой срок медвежата-сироты будут и по деревьям лазать, и охотиться, и залегать в берлогу. Главное – не мешать им.

Валентин Сергеевич достает с полки видеокассету, вставляет в магнитофон. На экране медвежонок-сирота Гоша впервые в жизни строит берлогу: таскает бревна и ветки, дерет мох и, наконец, пятясь задом, залезает внутрь. На морде у Гоши искреннее удивление, как будто он сам не ведает, что творит.
– Сначала мы просто изучали поведение медведей, – вспоминает Валентин Пажетнов. – Это очень умные животные. Умнее собак. По умению решать задачи они идут сразу после дельфинов.
– А по характеру?
– Упрямые и наглые. Если медведь что-то задумал, добьется. Поведение непредсказуемое. В старину говорили – шутоломный зверь.

Почему-то считается, что волки – страшные и опасные животные, а медведи вроде как не очень. Статистика говорит обратное: в России число нападений волков на человека за весь ХХ век можно пересчитать по пальцам. А медведи нападают каждый год. Но не потому, что считают людей едой. Хоть медведь и хищник, 87% его рациона составляет растительная пища. Мясо ему нужно скорее как витамин. А уж человека он рассматривает как еду в последнюю очередь. Человек для медведя – это прежде всего опасность.

– Медведь и человек дружат только в мультфильмах, – говорит Валентин Сергеевич. – И слава богу. Лучшее средство для мирного сосуществования – страх. В нашем Торопецком районе 180 диких медведей, в соседнем Холмском – 240. В лесу вы их не встретите: обходят человека за версту. Но если выпустить в лес медведя, который вырос в цирке или зоопарке, его встреча с человеком закончится трагически для обоих. Поэтому главный экзамен для обитателей нашего реабилитационного центра – это экзамен на страх.

Сироты попадают в медвежий интернат в январе – во время охоты «на берлогах». Их приносят охотники или охотоведы. Иногда, узнав, что кто-то притащил из леса медвежонка, Пажетновы сами едут и просят отдать. В среднем через биостанцию Пажетновых «Чистый лес» проходит не меньше десяти медвежат в год. Главное – чтобы было больше одного. Для нормального воспитания этим животным нужно общение с себе подобными. В одиночку медвежонок, как ни старайся, нормальным диким зверем не станет.

Во время зимней охоты страдают в основном медведицы. Залегшего самца собакам учуять трудно. А медведица во время родов ворочается, от нее идет запах. Независимо от результатов охоты медвежата остаются сиротами: если даже мать убежит от человека, в берлогу она не вернется. Вернуться – это, скорее всего, погибнуть. А выжить – значит, на следующий год принести потомство.

Совсем иначе ведет себя медведица летом, выйдя с медвежатами из берлоги. Почуяв реальную возможность вырастить медвежат, она готова защищать их до последней капли крови. Приближаться к ней в это время – самоубийство.
– Охота на берлогах это, конечно, варварство, – говорит Сергей Пажетнов. С ним и его сыном Василием мы идем к вольеру. Василий тащит на спине мешок яблок – приманку для медвежат.
– А разве не любая охота – варварство?
– Медведя спасет страх перед человеком. А что поддерживает страх? Охота. Грамотная и регулируемая. Мы против тупого расстрела животных, но чем обернулся бестолковый «гуманизм» в некоторых американских штатах, мы знаем.
– А я не знаю. Чем?
– Численность медведей выросла, взрослые самцы стали вытеснять молодых, и те начали выходить к людям. Кое-где начался медвежий терроризм. Попрошайки шляются по помойкам, нападают на прохожих. В конце концов их приходится отстреливать. Такой вот гуманизм.
– Весь мир думает, это у нас медведи бродят по улицам. А оказывается – в Америке! А это точно?
– Абсолютно. Наш коллега Джон Бич из Айдахо рассказал. Он тоже медведями-сиротами занимается, уже 40 медвежат выпустил.

«Чистый лес» подарил дикой природе 120 медвежат. А вообще этим занимаются всего четыре биостанции: кроме Бича и Пажетновых «школы дикости» есть в Эстонии и на Дальнем Востоке.

Чем ближе к вольеру, тем тише переговариваются Сергей и Василий. Но вольер пуст. Василий высыпает яблоки на землю рядом с домиком, где медвежата в первые месяцы вольной жизни укрываются от непогоды.
– Завтра к утру будут на месте, – говорит 18-летний Василий. – В этом году у нас было 12 медвежат. Шестерых уже выпустили, одного оставляем на второй год. Не боится, подлюка, людей! Но ничего, после первой спячки обычно дичают все.

Вечером я продолжаю смотреть местную видеотеку. Оторваться невозможно. Пажетновы шутят: при виде медвежат даже в мужчине просыпаются материнские инстинкты.

Новорожденные медвежата крохотные – весят в среднем 500 г. Если они, до того как попали в интернат, успели прожить с матерью 15–20 дней, заставить их сосать молоко из бутылки – целая история. Они смешно кривят рот, как будто соска намазана горчицей. Но голод не тетка: через 2–3 дня уже лопают, что дают. Через месяц открывают глазки, через два едят из миски. С этого момента ими занимается один, в крайнем случае, два человека. Они не должны привыкать к человеческим запахам и голосам. Иначе не будут бояться людей.
«Медведицей» работает Сергей, в этом году ему ассистирует Василий. К «маме» медвежата привыкают быстро. У них вырабатывается реакция следования. Василий всё лето водил их по лесу, и при опасности они жались к его ногам. Когти у медвежат формируются быстро, для прогулок Пажетновы облачаются в специальную плотную одежду.
С середины лета медвежата живут полноценной жизнью: бродят по округе, а в вольер наведываются раз в сутки – за подкормкой. Это последний этап воспитания. Если за месяцы полусвободы медвежонок ни разу не вышел на человека, можно увозить его за 200 км и выпускать.

Читать также:  Шампиньон королевский коричневый как выращивать

Но шутоломный зверь непредсказуем. Когда мы наутро снова пришли в вольер, яблок не было. Тех, кто их съел, тоже. Пришлось срочно варить кашу, раскладывать ее по ямкам и ждать на смотровой вышке. Через два часа в вольере послышался шорох. Мы спустились.
Пятеро бурых зверюг со смешными мохнатыми ушами и белой грудкой уплетали овсянку. Двое даже не заметили, как им вкололи снотворное. Чавканье сменилось рычанием – съевшие свою кашу стали отнимать ее у нерасторопных. Двое, на которых уже начало действовать снотворное, не сдавались и таки успели сожрать свою порцию. А через минуту Сергей и Василий тащили их обоих, как чемоданчики без ручек (по 40 кг в каждом). На мордах у косолапых было написано искреннее изумление: «Куда?! Все было так хорошо!»
Еще мгновение – и они в контейнере с эмблемой генерального спонсора Пажетновых – Международного фонда защиты животных (IFAW).
– Как хоть их зовут? – спросил я у Сергея, когда мы сели в джип.
– Номер 121 и номер 122. Видишь, бирки в ушах. Раньше мы давали им имена, но за 20 лет фантазия иссякла.

Впереди – 100 км до Холмского района, это уже Новгородская область. Скоро косолапые очухались, из контейнеров послышался рев. Когда мы остановились в деревне Шваино, люди нашу машину обходили стороной. Сменив тактику, медведи стали биться о стены контейнеров. Наконец они начали так скрести железное дно, что захотелось катапультироваться. Слава богу, мы уже были близки к цели.
Вот оно – идеальное место для начала счастливой медвежьей жизни. Засеянное овсом поле рядом с брошенной деревней Клинцы. Людей давно нет. Рядом – речка. Живи не хочу.
– Сергей, а не жалко их выпускать? Ты уверен, что они выживут?
– Охотоведы постоянно сообщают, что медведей с метками на ухе видели то там, то сям. А несколько бродят с радиоошейниками, мы все их передвижения отслеживаем. Не волнуйся.

Раз, два, три – и задвижки открылись. Медвежата поверили в это не сразу. Наконец из контейнера выпорхнула первая «тучка, а вовсе не медведь», за ней вторая, и на огромной скорости они полетели в поле. Отбежав метров за триста, звери остановились, как вкопанные. Они сообразили, что вокруг них – овес. Тут же культурный шок прошел, как не бывало. Медведи занялись своим любимым делом – начали есть. Громкий хлопок дверью джипа – и они отбежали еще метров на сто. Но от еды далеко не убежишь. Когда мы уезжали, два темных пенька все еще торчали посреди поля.

Прав Валентин Сергеевич. Наглые, упрямые звери. Но не любить их невозможно.

Фильм о семье Пажетновых чуть ниже =^.^=

http://vk.com/wall-34491914_189140 ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!

Если вам не трудно, хотя бы на день разместите, пожалуйста, пост с просьбой подписать петицию о запрете притравочных станций. Надеемся, скоро этот кошмар для животных будет закончен. Не будьте равнодушными!
Мы, граждане России, обращаемся к мировой общественности и просим поддержать наше требование о запрете травли — обучения охотничьих собак для убийства животных, которое разрешено законодательством Российской Федерации и является настоящим садизмом и варварством.

Есть много притравочных станций в России, где содержащиеся в неволе дикие животные, которые становятся жертвами жестокости. Их кусают и рвут охотничьи собаки за деньги, заплаченные их владельцами. Травля является своего рода бизнесом. Лисы, медведи, еноты, волки, кабаны, барсуки, белки, зайцы, куницы и их детёныши используются для притравки. Федеральное законодательство позволяет обучение на живых животных круглый год и не считается с биологической природой живых существ.

Они живут в аду. Они содержатся в тесных, грязных клетках , полных экскрементов. Клетки настолько малы, что животные могут едва шевелиться или изменить положение. Они настолько голодны, что у них нет сил, чтобы защитить себя от собак. Они покидают клетки только для того, чтобы быть укушенным или чтобы их терзали собаки. Если они ранены или искалечены, за ними не ухаживают, но используют для обучения собак снова и снова, пока они не умрут от ран. Для притравки на этих «станциях» используют также бездомных котят и щенков. Этот «обучающий» садизм рекламируется на сайтах и в печати. Чем агрессивнее и злее собака, тем более ценной она является и используется для разведения. Охотники проводят соревнования среди охотничьих собак, где животных травят в течение нескольких дней.

ПОДПИШИТЕ ПЕТИЦИЮ. СПАСИТЕ ИМ ЖИЗНЬ.

В мире животных

Лесные сироты

Справка: Валентин Сергеевич Пажетнов — заслуженный эколог России, доктор биологических наук. Занимается охраной и управлением популяциями бурого медведя. Разработал уникальную методику выращивания медвежат-сирот на базе Торопецкой биостанции.

Из сюжета о центре реабилитации медвежат-сирот:
С глубокой древности сирота оставался обделённым материнским теплом и лаской и вовсе не важно кто это — ребёнок человека или детёныш зверя. Сироты и само сиротство вызывают у людей особое чувство сопричастности с чужой бедой. Во многих странах созданы центры, в которых лечат больных диких животных и выращивают детёнышей-сирот зверей и птиц до возраста самостоятельности, то есть, до того возраста, с которого они обретают возможность самостоятельного выживания в дикой природе. После чего их выпускают на волю. В России, на базе Торопецкой биологической станции «Чистый лес» много лет работает центр реабилитации медвежат-сирот.

Причины сиротства их разные. Медвежата рождаются в берлоге, зимой, обычно в середине января. Бывает так, что медведицу испугают люди – лесорубы, забравшиеся в лесную глухомань лыжники, либо шумно отдыхающая «на природе» компания. Испугавшаяся человека медведица-мать убегает от берлоги и обратно к своим детёнышам не возвращается. Если не забрать из берлоги медвежат – они неминуемо погибнут. Но подавляющее число медвежат-сирот появляется у людей после охоты на медведей на берлоге, в сроки с конца первой десятидневки января до конца марта. В Торопецкий центр реабилитации медвежат-сирот принимают в возрасте от первого дня рождения (были и такие) до трёх и в особых случаях – до четырёх месяцев.

В студии Николай Николаевич Дроздов и Валентин Сергеевич Пажетнов.

Николай Николаевич: Валентин Сергеевич, вы защитили диссертацию на основе методики, с помощью которой медвежата растут дикими и потом могут к свои собратьям в лесу присоединиться. Расскажите, в чем уникальность метода. Как медвежата попадают на биостанцию, в чем особенности их проживания, чем они питаются, чем оборудован для них вольер?

Валентин Сергеевич: В настоящее время медвежат-сирот привозят к нам на биостанцию те люди, у которых они появляются. О том, что у нас выращиваются медвежата-сироты для выпуска на волю стало широко известно. В самом начале работы мы покупали медвежат у охотников и были случаи, когда выкупали у браконьеров, которые намеревались их убить, чтобы скрыть сам факт браконьерства. На биостанции построен специальный домик, без окон, который имитирует берлогу, где и содержатся медвежата до возраста трёх месяцев. Содержать детёнышей в жилом доме нельзя по причине возможного их привыкания к звукам и запахам жилья человека. Следует также иметь в виду, что медвежата в возрасте до одного месяца не способны согревать себя сами. Они родятся как бы недоразвитыми, весом около пятисот граммов и их благополучие всецело зависит от тепла матери, на теле которой они находятся постоянно. Медвежата между кормлениями находятся в ящиках, по два-три медвежонка в каждом. Под днищем каждого ящика лежит специальный, прорезиненный электрический коврик, температура которого остаётся постоянной в пределах 27-32 градусов. Кормят медвежат коровьим молоком, или молочными смесями, повышая в них содержание жира до 9%. У медведицы жирность молока составляет 17% . В возрасте старше 3 мес. медвежат выносят в вольер, площадью около 1,5 га, который располагается в лесу, в отдалении от деревни. В вольере также построен домик-берлога, в котором медвежата могут находиться в ночное время и в ненастные дни. В вольере медвежат кормят вначале три раза в день, в конце мая – два, с середины июня только один раз в день. Вначале медвежата ходят по лесу всей группой, сколько бы их не было, а на передержке обычно бывает около 10 медвежат-сирот. Так им легче добывать для себя в лесу корм, не мешая друг другу. С конца июня медвежата способны прокормиться на естественных кормах, но приходят в вольер за кашей. Иногда отдельные «семьи» не появляются в вольере по 2 – 4 дня. Были случаи постоянного пребывания в лесу отдельных групп по неделе и более. А в 2007 году пять медвежат ушли в лес в августе и появились вблизи вольера только в октябре. В тот год уродились лесные орехи – лещина.

Николай Николаевич: когда медвежата живут на биостанции у Вас, как у ученого, появляется уникальная возможность наблюдать за их поведением. Отношения между матерью-медведицей и ее детенышами становятся более понятны. Узнать процесс воспитания медведей, живущих на воле, практически невозможно, а в зоопарке часто животные ведут себя по-иному, чем в дикой природе. Поделитесь этим уникальным опытом и знаниями.

Валентин Сергеевич: Основные сведения о развитии медвежат и возможной картине формирования взаимоотношений в семье медведей мы получили в 1974 – 1980 годах, наблюдая за жизнью медвежат-сирот, с которыми предпринимались регулярные, долговременные экскурсии в лес. Было установлено, что запечатление (импринтинг) медвежатами медведицы-матери происходит в момент выхода семьи медведей из берлоги. Медвежата запоминают, как бы «впечатывают» внешний образ медведицы, её запах, позывной сигнал, который она воспроизводит. У них формируется, вернее – проявляется «реакция следования» и они везде будут следовать за своей матерью. Со стороны медведицы матери проявляется материнский инстинкт, который закрепляется тем, что она видит своих детёнышей. Так образуется внутрисемейная связь. С этого момента медведица ревностно защищает своих детёнышей от любой опасности. Медведица специально ничему своих детёнышей не учит. Она живёт своей медвежьей жизнью. Но представляет для медвежат особый объект для подражания. Например, когда впервые после выхода из берлоги медведица начинает поедать траву, медвежат лезут к ней под самую морду и тоже начинают есть травку. Медведица, при поедании травы издаёт своими мягкими губами «чавканье» — звук, который напоминает «чмоканье» у медвежат, когда они сосут соски у матери. Понятно, что он связан у медвежат с понятием о «наличии пищи», и привлекает их к самой морде матери. У медвежат формируются и закрепляются поведенческие навыки. В группах у медвежат-сирот наблюдается постоянное подражание друг другу в различных формах поведения – в пищевом, оборонительном, комфортном, строительстве берлоги и т. п.

Читать также:  Как выращивать баклажаны в открытом грунте на урале

Специалистам долгое время было неизвестно, да и сейчас многие этого не знают, как медведица расстаётся со своими подросшими детьми. Прогнать она их не может, как бы не старалась, так как медвежата крепко «привязаны» к ней через реакцию следования. Как оказалось, у медвежат сильно выражен страх перед свежим запахом «чужого» медведя и особенно ярко этот страх проявляется на запах медведя-самца в период медвежьих свадеб — в гон. Медведь-самец, особо возбудимый в период гона, может убить медвежат, и у молодых медведей в веках выработалось поведение, направленное на избегание медведя-самца в период гона. Медведица, движимая инстинктом размножения, выходит на следы самца и медвежата, зачуяв его запах, пугаются так сильно, что отбегают от матери. После сближения медведицы с самцом и образования супружеской пары всякая возможность объединения медвежат с матерью исключается.

Николай Николаевич: Как это страшно, когда охотник убивает медведицу. Ее детеныши наверняка погибнут. Однако благодаря вам популяция бурых медведей не уменьшается, а в некоторых районах восстановлена заново.

Валентин Сергеевич: Популяции бурых медведей в России, пока, ничего не угрожает, численность бурого медведя во всех регионах России остаётся стабильной. Конечно, благополучие медведей напрямую зависит от облесённости территорий. Например, в Татарстане, где леса мало, бурый медведь – зверь редкий и занесёт в Красную книгу республики. Работа с медвежатами-сиротами никак не может повлиять на состояние популяции в целом – она мизерна в своих масштабах. Основная цель – научная, образовательная и гуманная.

Медвежата-сироты, выращиваемые в условиях естественной среды, позволили установить возрастные периоды и очерёдность в формировании основы сложных биологических форм поведения. Было установлено, что жизнеспособность медвежат-сирот зависит в основном от формирования пищевого и оборонительного поведения. Территориальное поведение формируется по мере осваивания животными среды их обитания, запоминанием образов объектов-ориентиров и размещении их в пространстве. Медвежата оказались способными ориентироваться по сторонам света и выходить в нужное им место кратчайшим путём, через не знакомую им ранее территорию. Существует определённая возрастная последовательность в формировании пищевого, затем – оборонительного, затем хищнического и других форм поведения. Пищевое формируется в период, когда реакция страха у медвежонка выражена слабо, в возрасте от трёх, до 4,5 – 5 мес. Малыш ничего не боится и смело подходит к любым предметам внешней среды, знакомится с ними. Интересно отметить, что строительство берлоги у медвежат-сирот имеет довольно прочную, врождённую, инстинктивную основу и быстро обогащается опытом в период первого строительства зимнего убежища. Берлоги, построенные медвежатами-сиротами, по основным характеристикам не имеют отличий от берлог, построенных дикими медведями.

Николай Николаевич: Были ли в вашей практике неудачные случаи, когда медведи не присоединялись к диким сородичам и возвращались к человеку, а ведь это, пожалуй, самом опасное. Какие выводы вы сделали из неудачных опытов, возможно, корректировали методику воспитания медвежат?

Валентин Сергеевич: Естественно, как во всякой работе с дикими животными, были и у нас случаи неудачного выпуска на волю медвежат-сирот. Довольно часто – один или два медвежонка в год, случаются «проблемные» медвежата. То есть, те звери, которых выпустили на волю, но они появились вблизи людей или населённого пункта (на автобусной остановке!) через какое-то время после выпуска. Бывает так, что медвежонок вышел через неделю, бывает – через месяц и даже 45 дней. Причины такого поведения чаще всего кроются в раннем, длительном (около месяца и более) содержании у людей до того, как медвежонок попал на биостанцию. Это проявление так называемого раннего опыта, известного в науке явления, когда в более зрелом возрасте проявляется поведение, имевшее место в детский период. Таких медвежат мы отлавливаем, доставляем на биостанцию и здесь, на знакомой территории, они зимую. Весной, после выхода из берлоги, иногда искусственной, медвежата-лончаки начинают обычную для медведей жизнь и не было случая повторного выхода таких зверей к людям. Оказалось, что в берлоге медвежонок обретает выраженный страх (дичает) перед человеком и следами его жизнедеятельности.

Николай Николаевич: Как вам удается следить за медвежатами, которых уже выпустили на волю? Полезны ли такие наблюдения для науки. Возможно ли следить с помощью помеченных медвежат за всей популяцией (особенностями сезонной миграции медведей или миграцией в поисках пищи)?

Валентин Сергеевич: За выпущенными на волю медвежатами-сиротами проводились наблюдения в охранной зоне Центрально-лесного заповедника с целью изучения картины их расселения (выпускались несколько лет подряд в одном месте). Большую помощь в этой работе оказали егеря и лесники Заповедника. Все выпускаемые медвежата имеют хорошо заметную пластиковую ушную метку с номером и адресом (почтовым индексом). В случае добычи такого медведя охотниками мы имеем возможность определить – как далеко ушёл медведь после выпуска и сколько лет после этого прожил. На волю выпущено более 150 медвежат-сирот, а меток к нам вернулось только четыре и ещё мы располагаем сведениями о пяти добытых медведях с метками. Пять медвежат были выпущены с ушными радиометками. Четыре регистрировались до залегания в берлогу и два из них – на следующий год. Два медвежонка были помечены радиоошейниками, что позволило нанести их маршрут перемещения по территории за весь период, до залегания в берлогу. Два медвежонка, из выпущенных в этом году, также помечены радиоошейниками. Аппаратура эта довольно дорогая, в эксперименте участвуют учёные из США и Индии, под патронатом Международного фонда защиты животных.

Помимо собственно методики выращивания медвежат-сирот для выпуска на свободу, нами выполнены работы по выпуску в природу медвежат родившихся в неволе – зоопарке. Впервые в мировой практике также проведено успешное восстановление деградировавшей, локальной группировки бурого медведя в Брянской области. Выпуск медвежат-сирот осуществлялся в заповедник «Брянский лес», под присмотр учёных этого заведения. В разные годы было выпущено 14 медвежат-сирот. Группировка увеличила свою численность с 5 – 7 медведей до 45. Зарегистрированы медведицы с ушной меткой, имеющие медвежат.

Николай Николаевич: Спасибо вам за интереснейшую беседу и за то благородное дело, которым вы занимаетесь!

Белые медведи – медвежата

У самок белого медведя потомство появляется на свет в середине зимы. Медвежата рождаются маленькие, размером с кошку или кролика. Детёныши белого медведя совершенно беспомощны, они обитают в берлоге, в которой тепло и темно, будто в инкубаторе.

Берлога белых медведей

Ещё до рождения малышей, но уже в ожидании потомства самка начинает подыскивать подходящую берлогу. Обычно она выбирает место где-то на берегу, но иногда находит удобное место и на льдине. Поскольку провести в берлоге придётся всю зиму, то место должно быть рядом с водой. Выбрав место, медведица обустраивает лежанку размером метр на два и около метра в высоту. До окончательного выбора берлоги самка белого медведя может перепробовать несколько вариантов, но затем выберет самый удобный.

В берлоге, подготовленной медведицей, будет хорошо циркулировать воздух, но при этом всегда будет тепло. Температура тела самки в берлоге не снижается так значительно как, например, у бурого медведя, отклонение может составить всего пять градусов. На протяжении всей зимовки в берлоге медведица ничего не ест, её организм использует заранее накопленные запасы подкожного жира.

Рождение медвежат

Медвежата рождаются в декабре, обычно их двое. Тело их в длину не достигает тридцати сантиметров, вес – не более восьмисот грамм. Питаются детёныши исключительно материнским молоком. Мать периодически просыпается и проверяет – всё ли в порядке с медвежатами, затем снова засыпает. Малыши тоже спят всё время, когда не едят. Самки белого медведя способны начать приносить потомство в возрасте около четырёх-пяти лет и остаются детородными порой до 20 лет и более.

Впервые медведица выводит своих детёнышей из берлоги в марте или в апреле, когда им уже исполняется три или четыре месяца. К этому времени медвежата весят уже по десять – пятнадцать килограмм и достаточно крепки, чтобы самим играть на снежной равнине. После нескольких дней вне берлоги медведица отправляется на лёд возле моря. В это время детёныши всё ещё продолжают питаться её молоком, но уже начинают учиться добывать для себя пищу самостоятельно.

Проходит ещё полтора года, прежде чем молодые медведи разлучаются с матерью. Они начинают свою взрослую жизнь, а медведица уходит на поиски нового самца. В конце апреля или иногда в начале мая самка выделяет вещества со специфическим запахом, на который обязательно приходят самцы. Если их несколько, то они сначала выбирают сильнейшего, а уже затем происходит процесс спаривания. Сразу после этого течка у медведицы прекращается, а самцы покидают её – они никогда не участвуют во взращивании потомства.

Источники:

http://chrdk.ru/other/learn-to-be-wild-roar

http://vk.com/topic-43900_26274899

http://www.worldofanimals.ru/erudition/first/35-bears

Белые медведи – медвежата

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector